Speech

Основной доклад на Генерал-губернаторской конференции канадских лидеров по вопросам управления и разнообразия

Его Высочество Ага Хан

Канадский музей цивилизации Гатино, Квебек, Канада

19 мая 2004

 

 


 

 

Ваше Превосходительство Генерал-губернатор,

Ваши Превосходительства,

Участники конференции,

Дамы и господа,

 

Я благодарен Вашему Превосходительству за предоставленную мне возможность поделиться некоторыми мыслями на этом, заключительном заседании конференции по лидерству и разнообразию. В связи с этим, я также хотел бы поблагодарить Ваше Превосходительство и правительство Канады за теплый прием, доброту и те знаки внимания, которые были мне оказаны.


В ходе конференции у вас была счастливая возможность выслушать людей высоких достоинств и большой эрудиции – из Канады и из-за рубежа. Поэтому я прошу вашего снисхождения и надеюсь на ваше великодушие, так как я выступаю перед вами с глубоким смирением и немалой тревогой!


Я не считаю приемлемым говорить сегодня о канадцах и Канаде, потому что вы только что совершили целый ряд поездок в различные части вашей прекрасной страны и, как канадцы, вы знаете о ней много больше, чем я. И если я и могу добавить что-то стоящее к вашим дискуссиям и размышлениям, так это о Канаде в связи с развивающимся миром.


Это и радость и большая честь выступать здесь перед молодыми лидерами Канады, которые представляют различные стороны национальной жизни, а также отражают ее социальное, культурное и региональное разнообразие. Я особенно счастлив этой возможности, поскольку вы сообща разрабатываете важнейший аспект роли лидерства: Каким образом управленческие органы – политические и гражданские – могут помочь поддержанию динамической внутренней устойчивости морального (климата) и согласованности в общественной жизни, что в Канаде столь успешно удалось осуществить на основе этики уважения к человеческому достоинству. Эта устойчивость и согласованность признает, допускает различия и опирается на них, делает возможным компромисс и консенсус в общественной и законодательной политике и выделяет здоровое пространство для роли гражданского общества как надежного – что весьма существенно – оплота демократических процессов.


Канада имеет опыт управления, в котором большая часть мира испытывает острую нужду. Этот мир – мир нарастающих разногласий и конфликтов, значительный вклад в которые вносит неспособность различных этнических, племенных, религиозных или социальных групп достигнуть согласия и найти общее пространство для гармоничного сосуществования.


Эта ситуация конфликтов и нестабильности представляет серьезную опасность для будущих отношений между промышленно развитыми странами и развивающимся миром. Поляризующая и парализующая Холодная война, затронувшая миллионы людей в развивающемся мире, ушла в прошлое. Новая проблема, которая требует внимания международного сообщества, - это необходимость создания устойчивых государств с самодостаточной экономикой и устойчивыми, представительными формами управления.


Много внимания в мире периодически привлекает к себе феномен так называемых «несостоятельных государств». Однако из всех глобальных угроз, которые стоят перед нами сегодня, помимо ядерной войны или ВИЧ/СПИДа, угрозой наиболее актуальной, требующей нашего внимания, являются отнюдь не несостоятельные государства. Таковой является несостоятельность демократии. Глобальная картина начала XI-го века – это история несостоявшихся демократий в мусульманском мире, в Латинской Америке, в Восточной Европе и в странах Африки южнее Сахары.


Поразительным фактом сегодня является то, что почти сорок процентов стран-членов ООН образуют государства с несостоявшейся демократией. Наибольшую опасность для самого Запада и для его ценностей представляет, таким образом, аккумуляция, увеличение числа несостоятельных демократий. Это, в свою очередь, ведет к сильным скрытым токам напряжения, если не конфликта, среди обществ. Важно, в собственных интересах Запада, признаться себе в том, что демократия столь же хрупка и уязвима, как и любая другая форма человеческой правления.


Существенно важна также сама постановка вопроса, в любой национальной ситуации и в любом обществе: «если демократия терпит неудачу, то почему это происходит»? Необходимо приложить любые усилия, чтобы помочь выправить ситуацию с несостоятельным государством, вместо того, чтобы отмахиваться от проблемы. Насколько мне известно, демократия может потерпеть неудачу в любом месте, в любое время, в любом обществе, - как это уже произошло в ряде хорошо известных и хорошо документированных ситуаций в Европе, совсем недавно, в последние 50 лет. Ибо, как это подтвердилось и в Европе и во всем мире, само наличие политических партий и выборов не обеспечивает стабильности правительства или компетентности управления.


Три принципа, как мне кажется, являются принципиально важными для создания, стабилизации и укрепления демократии повсюду в мире, в том числе среди народов Африки и Азии, с которыми я работал в прошлом. Эти принципы – меритократия (общественная система, при которой высшие должности занимают наиболее достойные и талантливые люди), плюрализм и гражданское общество. Итак, я спрашиваю, какую роль может сыграть Канада, опираясь на свой национальный гений, в создании или укреплении этих великих основ демократии в развивающемся мире?


Недавний аудит, проверка демократии, проведенная ООН в 18 странах Латинской Америки, вновь подчеркивает преимущества демократии в деле усовершенствования человеческого развития и предупреждает также, что стагнация доходов в пересчете на душу населения и растущее неравенство в доступе к гражданским правам, равно как и имущественное неравенство, порождают недоверие, нетерпеливость и общественные волнения. Таким образом, в докладе подчеркивается ключевая концепция, которую вы все инстинктивно знаете и которую мой опыт работы в развивающемся мире проиллюстрировал, десятилетие за десятилетием: первичной, ежедневной заботой людей повсеместно является качество их жизни, которое непосредственно связано с их системой ценностей. В разделе решений в докладе признается следующий ключевой факт: «существует важная связь между правами и обязанностями граждан и организациями гражданского общества, являющимися основными действующими лицами в деле укрепления демократии, в контроле за государственным управлением и в развитии плюрализма».


Мой интерес к этим темам развития и управления проистекает из моей роли как наследного духовного лидера - имамамусульманской общины шиитов исмаилитов. Культурно очень отличающиеся друг от друга, исмаилиты рассеяны по всему миру, в основном составляя меньшинство, более чем в двадцати пяти странах, в Южной и Центральной Азии, на Ближнем Востоке и в Африке южнее Сахары. В последние десятилетия существенным стало их присутствие в Канаде, США и Западной Европе. С момента моего вступления в должность в качестве 49-го имама в 1957 году, все мои заботы были связаны с развитием, обустройством исмаилитов и в целом тех обществ, в которых они живут. Участие Имамата в развитии направляется исламской этикой, которая служит мостом между верой и обществом. Именно этим я и руководствовался, создавая Сеть Ага Хана по развитию. Эта сеть организаций, известная как AKDN, уже давно работает во многих районах Азии и Африки по улучшению качества жизни всех, кто там живет. Эти районы являются домом для некоторых беднейших и очень своеобразных, отличных от других, популяций в мире.


Наше длительное присутствие на местах дает нам такое понимание, которое подтверждает детализированную оценку ООН, выведенную на основе Латинской Америки, а именно, что демократия не способна функционировать надлежащим образом без следующих двух предварительных условий.


Первое – это ее здоровое гражданское общество. Оно является главным бастионом, который обеспечивает гражданам множественные каналы, чтобы через их посредство эффективно осуществлять как свои гражданские права, так и обязанности. Даже на самом базовом уровне только сильное гражданское общество способно обеспечить население изолированных сельских районов и маргинализованной городской бедноте надежную перспективу гуманного обращения, личной безопасности, справедливости, отсутствия дискриминации и доступа к новым возможностям.


Вторая предпосылка – плюрализм. Плюрализм означает, что люди различного происхождения и интересов объединяются в организации различного типа и целей, для различного рода и форм творческого выражения, в организации полезные и заслуживающие поддержки со стороны правительства и общества в целом.


Отказ от плюрализма широко распространяется по всему миру, и роль этого в зарождении разрушительных конфликтов весьма значительна. Примеры разбросаны по всей карте мира: в Азии, на Ближнем Востоке, в Африке, в Европе, в Северной и Южной Америке. Ни один континент не был избавлен от трагедии смертей, страданий и преследований меньшинств. Предсказуемы ли такие чрезвычайно опасные ситуации? Если ответ «да», тогда что можно сделать, чтобы предупредить риск того, что отказ от плюрализма станет той искрой, которая разожжет огонь конфликта между людьми? Разве это не обязанность лидеров, в любой части света, создать базу знаний о подобных ситуациях и продумать стратегии их предотвращения? Ибо я глубоко верю, что наше коллективное сознание должно признать, что плюрализм является не менее важным, чем права человека для обеспечения мира, успешной демократии и более высокого качества жизни.


Я глубоко уверен, что может быть проделан большой объем созидательной работы; и я хотел бы привести один пример – только один, из сорокалетнего опыта агентств Сети Ага Хана по развитию, - в котором осторожное, терпеливое развитие институтов гражданского общества помогло создать возможности для регулирования плюрализма и его легитимации, признания.


В Северном Пакистане, некогда одном из беднейших районов на земле, наша Сеть работает уже более 20 лет совместно с CIDA (Канадское агентство международного развития) в качестве нашего главного партнера. Изолированные и позабытые сельские общины различной этнической и религиозной принадлежности - шииты, сунниты и не-мусульмане – изо всех сил боролись за поддержание своего скудного существования, возделывая крошечные участки земли в суровых условиях этой горно-пустынной экосистемы. Отношения между общинами зачастую бывали враждебными. В задачу Сети входила организация устойчивых, разносторонних процессов развития, при которых различные общины могли бы сотрудничать и сообща находить совместные решения общих проблем.


Подводя итоги двух десятилетий работы в Северном Пакистане: было создано свыше 3900 размещенных в деревнях организаций, включая ряд представительств широкого круга и групп, объединенных вокруг конкретных интересов, в таких областях, как женские инициативы, использование воды, сбережение и кредит. Качество жизни 1,3 миллиона человек, проживавших в сельской местности, представлявших большинство населения Азии и Африки, значительно улучшилось. Доход на душу населения увеличился на 300%; сбережения резко возросли; и были отмечены подвижки в образовании мужчин и женщин, в первичной медицине, строительстве жилья, санитарии и культурном самосознании. Бывшие антагонисты-противники спорили и работали вместе над созданием новых программ и социальных структур в Северном Пакистане и, в последнее время, в Таджикистане. Консенсус на почве надежды на будущее сменил конфликтные отношения, которые были порождены отчаянием и воспоминаниями о прошлом.


Этот микро-эксперимент с низовой демократией, гражданским обществом и плюрализмом, кроме того, высветил для всех его участников огромное значение компетенции и продвижения по достоинствам, заслугам. В основе понятия «достоинства» лежит идея равного доступа к возможностям. Граждане, обладающие потенциалом, способностями, могут, независимо от общины, к которой они принадлежат, реализовать свой потенциал, только если они имеют доступ к хорошему образованию, хорошей медицине и перспективам продвижения посредством предпринимательства. Без этого равенства, достоинства не имеют возможности развиваться.


Устойчивое плюралистическое общество требует от общин, чтобы они были просвещенными в вопросе идентичности и глубины как своих собственных традиций, так и своих соседей, а также доверяли им. Демократии должны быть просвещенными, если им нужно выразить себя компетентно, а их избирателям нужно иметь обоснованное мнение по главным вопросам, поставленным на кон. Все-таки самым большим препятствием на пути плюрализма и демократии является, возможно, лакуна, пробел в общем образовании соответствующих групп населения.


Драматической иллюстрацией этого могут стать не подкрепленные никакой информацией домыслы о конфликтах между мусульманским и остальным миром. Столкновение, если такое широкое цивилизационное столкновение и существует, то это столкновение не культур, а невежеств. Сколько лидеров даже на Западе, будь то в политике, средствах массовой информации или в других профессиях, которые своими собственными путями формируют общественное мнение, понимают, что исторической причиной возникновения конфликтов на Ближнем Востоке был исход Первой мировой войны? Или что трагедия Кашмира в том, что это – нерешенный (вопрос) колониального наследия, и что ни первый пример, ни второй не имеет никакого отношения к религии ислама? В какой степени общественность осведомлена о том, что широкое использование Афганистана как заместителя, орудие обеими сторонами в холодной войне, является главной причиной его современной истории трагических бед? Эти вопросы, которые ныне затрагивают жизнь граждан всего мира, даже не рассматриваются ни на одном из уровней общего образования в большинстве западных стран.


В программах гуманитарных дисциплин во многих учебных заведениях на Западе редко бывают представлены великие мусульманские философы, ученые, астрономы и писатели классической эпохи ислама, такие как Авиценна, Фараби и ал-Кинди, Насир Хусрав и Туси. Этот недостаток знания и понимания цивилизаций мусульманского мира является основным фактором, который придает определенную окраску всем стереотипам СМИ; последние сосредотачивают свое внимание на политически горячих точках мусульманского мира и, в первую очередь, отмечают при этом, что организации (задействованные в конфликте) террористические и исламские, и лишь потом, если вообще это делается, указывают их национальное происхождение или политические цели.


Не удивительно, что жупел ислама как монолита, непримиримого к ценностям Запада или, хуже того, как рассадника насилия, таится за изображением его как противостоящего плюрализму и неспособного к нему. Этот образ входит в противоречие с той почтительностью, которую заветное Писание ислама предписывает применять к верующим в монотеистические традиции, призывая мусульман обращаться с ними наилучшим образом и с мудростью. История изобилует иллюстрациями того, как мусульмане вверяли свое самое ценное имущество, даже членов своих семей, заботам христиан. Мусульманское желание учиться у иудейской эрудиции медицине, государственному управлению и другим сферам знания также может быть подтверждено примером того почетного места, которое было отведено ученым иудеям при дворе имамов-халифов Фатимидов Египта.


Интеллектуальная честность и обширные познания имеют важное значение, если понимать текущие взрывоопасные ситуации как унаследованные конфликты – а не как характерные для мусульманского мира – и как обусловленные этническими и демографическими различиями, экономическим неравенством и нерешенными политическими коллизиями. Прекрасным примером того, что требуется для формирования национального чувства, а также для руководства внешней политикой в это опасное время, является нынешний доклад Парламентского комитета под названием «Изучение отношений Канады со странами мусульманского мира». Жаль, что не хватает времени прокомментировать ряд наблюдений этого доклада; но уже самой первой фразой, начинающейся со слов «Динамическая сложность и разнообразие мусульманского мира ...», доклад задает уравновешенный, мудрый тон, которым окрашены все его рекомендации. Он выделяет историю, образование и насущную необходимость коммуникации и общих знаний в следующем наблюдении: «Понимание исламского влияния на правительственную и государственную политику, на социальные и экономические отношения, культурные нормы, индивидуальные и групповые права и т.п. неизбежно выходит далеко за рамки вопроса о предельных гранях исламистской деятельности склонных к насилию меньшинств». Я искренне надеюсь, что можно найти ресурсы для того, чтобы воплотить в жизнь конструктивные рекомендации этого прекрасного доклада, поскольку потребность в таких рациональных голосах велика.


Настоятельно необходимо, чтобы Запад достиг лучшего понимания исламского мира, который, как отмечено в Парламентском докладе, является чрезвычайно многообразным собранием цивилизаций, которое сложилось и продолжает эволюционировать в ответ на многочисленные общественные воздействия – сельскохозяйственные и сельские, коммерческие и городские, научные и философские, литературные и политические. Как и другие великие традиции, исламский мир не может быть понят, исходя только из его религии, – но как цельная картина, чья история тесно связана с судьбой иудейско-христианского мира.


В этой ситуации «конфликта невежества» между мусульманским миром и Западом примером наведения мостов со стороны Канады является поддержка, оказываемая CIDA и (Университетом) МакМастера Школе медицинских сестер Университета Ага Хана. Мало того, что это партнерство трансформировало образование медицинских сестер и саму профессию медицинских сестер в Пакистане, но теперь оно имеет продолжение в Кении, Танзании, Уганде, Афганистане и Сирии, где женщинам этих стран предложены новые и уважаемые профессиональные возможности.


Канада находится в почти уникальном положении для того, чтобы расширять сферу своего сотрудничества с развивающимся миром посредством широкого распространения своего опыта по гуманному управлению ради поддержания плюрализма, развития гражданского общества и меритократических предпосылок для действия. Например, зачаточные, доморощенные институты гражданского общества в развивающихся странах нуждаются в экспертной помощи для укрепления их способностей в области управления, разработки и осуществления программ, сбора средств, самоанализа и оценки. Они нуждаются также в помощи в таких областях, как определение ответственности, подотчетности и критериев для измерения успеха, а также в определении того, как можно финансировать и поддерживать тот или иной сектор. Я рад отметить, что таково заявленное намерение вашего Правительства. По словам премьер-министра Пола Мартина из выступления в палате общин: «Одним из множества путей, которым Канада может помочь развивающимся государствам, является предоставление экспертного знания и опыта канадцев в правосудии, в федерализме, в плюралистической демократии».


Проживая свою историю и решая свои проблемы, Канада создала сильные институты для поддержания своей демократии, краеугольным камнем которой является ваше многогранное, крепкое гражданское общество. Канада являет миру пример сцепления, и тем самым укрепления, гражданского общества с помощью достойных представителей из всех сегментов ее населения. Вы, таким образом, можете пожинать лучшее из разных групп, потому что ваше гражданское общество не ограничено ни конкретным языком, ни национальностью, ни религией.


Мое намерение не в том, чтобы вызвать у вас смущение перед чересчур оптимистической картиной канадской мозаики, как если бы она была свободна от любой напряженности. Но у вас есть опыт, эта инфраструктура, заземленная мудростью, есть моральные силы, чтобы быть в состоянии справиться с вызовами, предъявляемыми к вашей социальной и политической ткани (жизни).


Исмаилитский имамат стремится сделать так, чтобы люди жили в странах, где угроза демократии была бы минимальной, и старается опираться на опыт развитых демократий, которые имеют активное гражданское общество, восприимчивы к культурным различиям и эффективны в деле улучшения качества жизни своих сограждан. Канада – яркий пример именно такой страны. Именно по этой причине Сеть Ага Хана по развитию организует в Оттаве то, что будет известно как Глобальный центр плюрализма.


Этот секуляристский, не-конфессиональный Центр будет заниматься образованием и научными исследованиями, он будет также изучать опыт плюрализма на практике. Опираясь на канадское экспертное знание и тесно сотрудничая с правительствами, научным и гражданским обществом, Центр будет стремиться к обеспечению благоприятных законодательных и политических условий. Особый акцент будет сделан на укреплении местного потенциала, способного к проведению исследований и политическому анализу плюрализма, одновременно предлагая также образовательные программы в области педагогики, профессионального совершенствования и повышения осведомленности общества.


Дамы и господа:


Имеются веские причины, которые я уже выше попытался выразить, почему Канада может и должна играть ведущую роль в инвестировании в гарантии и укрепление плюрализма. Мы населяем переполненную планету с сокращающимися ресурсами, кроме того, нас объединяет общая судьба. Немощь или боль на одном конце имеет тенденцию распространяться, часто стремительно, по всему миру. Нестабильность заразительна! Но таковой является и надежда! Именно вам – лидерам дней сегодняшнего и завтрашнего – нести факел этой надежды и делиться даром плюрализма.


Спасибо.


Последнее обновление: 22/04/2011 12:55