Новсть

Ученый из института IIS освещает мусульманскую позицию в области биоэтики

4 января 2009

Стержневой темой выступления д-ра Саджу стала роль маслаха, или «общественного интереса», при решении этических вопросов у мусульман, а также влияние этого на формирование конкретных позиций по различным вопросам биомедицины как в прошлом, так и в настоящем. Им были рассмотрены пять ключевых ситуаций, на примере которых и было показано, как маслаха, отстаивая более широкие интересы общества, позволяет отступать от традиционного юридического права. В их числе - решения по донорству органов, по исследованиям стволовых клеток, по аутопсии и анатомическому вскрытию; заключительным стало описание классического появления маслаха как инструмента, пути для общественных изменений в вопросах здоровья общества. Сюрпризом для западной аудитории обычно оказывается тот факт, что общества, рассматриваемые обычно как «традиционные», например, в Иране или Саудовской Аравии реализуют ряд самых удивительных инновационных программ в области медицинских исследований, в том числе, в области использования стволовых клеток при лечении дегенеративных заболеваний типа болезни Альцгеймера или Паркинсоновой болезни. Применение эмбриональных клеток в таких исследованиях встречает сильное сопротивление в ряде западных стран на религиозной почве. Однако мусульманские специалисты в области этики успешно разрешают такие спорные вопросы, апеллируя к пользе для общества, приносимой этими инновационными технологиями, применяемыми при лечения.


Подобным же образом, там, где традиционные нормы, служащие сохранению целостности человеческого тела, склонны ограничивать такую практику, как использование донорской почки или проведение аутопсии или анатомических вскрытий, мусульманские законоведы привлекают маслаха, для того чтобы помочь частному лицу или обществу сделать такой выбор, который бы в наибольшей мере способствовал поддержанию здоровья в обществе. Первый камень на этом пути к такой национальной политике в области здоровья был заложен египетским университетом Аль-Азхар, а также юристами в Иране и Саудовской Аравии. Равным образом и в госпитале Университета Ага-Хана в Карачи (Пакистан) был разработан свод правил биоэтики для клиницистов, в котором, с одной стороны, делается тот же упор на «милосердии» и «избежании нанесения вреда», как это делается в мировой биоэтике, но в то же время делается это с учетом главных исламских позиций относительно инноваций в области здоровья общества.


Сюжет, завершающий выступление д-ра Саджу, о появлении маслаха как мощного инструмента общественного развития, базировался на работе аш-Шатиби (ум. В 1388 г.) в период, когда медицина на всем Среднем Востоке являла собой область удивительных достижений. Врачи в тринадцатом веке, например, ал-Нафис и ал-Дахвар, опирались на эталонный «Канон медицины» (Канун фи’л тибб) Ибн Сины ( 980-1037 гг.). Для того, чтобы стать узаконенным в общественной лечебной практике, делая прорывы в медицине следовало прислушиваться к настроениям в обществе, учитывать, в том числе, и религиозную традицию. Именно в этом смысле рациональные изыскания аш-Шатиби в области высших целей шариата, или магасид, дали ему возможность разработать идею маслаха в качестве противовеса инерционности права,- эта работа была начата еще известным теологом ал-Газали (1058-1111 гг.). Уже много, много позже эта идея, этот дух « аргументирования в рамках веры» стал служить действенным орудием для мусульманской современности и продолжает служить и сегодня, помогая делать непростые для биомедицины и прикладной этики выборы.