Карматы

Это - отредактированная версия статьи, которая впервые вышла в Энциклопедии «Ираника», изд. IV, стр. 823-832, под ред. Эхсан Яршатер, Нью-Йорк и Лондон, 1990.


Содержание


(Арабский: Карамита, единственное число: Кармати) Этим словом назывались сторонники Исмаилитской ветви в периоде 3 г.х./9 век г. н.э. Очевидно, изначал-но этот термин применялся к тем исмаилитам, которые приняли исмаилизм при Хамдане Кармат б. Ашате - главном лидере Исмаилитского призыва в районе – Савад в Куфе (район в сельской местности, окружающий Куфа) и в других частях южного Ирака. Хамдан преуспел в том, что собрал вокруг себя много новообращённых, которые впоследствии были названы Карамитами. Фамилия Хамдана, Кармат, также имеет корень слова Карматия (Firaq al-Shia, стр.. 61; Qummi, стр.. 83), который вероятно произошло от арамейского языка (см. Massignon, 1927, стр.. 767), и ­по разным объяснениям означает – с короткими ногами или с красными глазами.


Впоследствии, этот термин применили к более обширному кругу исмаилитских групп, которые не были созданы Хамданом. В особенности, исмаилиты Бахрейна, так же как некоторые диссиденты других исмаилитских групп Ирака, Сирии, Персии и т.д., в отличии, от фатимидских исмаилитов, отказались признавать легитимность имамата основных лидеров исмаилизма и затем Фатимидских имамов-халифов. В Персии, особенно в Джибале и в Хорасане, исмаилиты-карматы жили приблизительно до конца 4-ого г.х./10 век г. н.э. Некоторые известные иранские исмаилиты да’и как Абу Хатим Рази и Насафи играли очень важную роль в развитии раннего Исмаилитского мышления и принадлежали карматской ветки исмаилизма; другой выдающийся исмаилитский мыслитель и да’и восточной Персии, Абу Якуб Сиджистани так же был исмаилитом-карматом в начале своей карьеры. Термин карамиты в средние века, иногда использовался в унизительной форме суннитскими полемистами, богословами,­ историками, и другими клеветниками Исмаилизма.


Происхождение и Ранняя История


Карматы южного Ирака и других регионов составляли основную часть Исмаилитского общества того времени. Почти ничего неизвестно о самой ранней истории Исмаилизма, исмаилитских и прото-исмаилитских групп. Очевидно что, по крайней мере, две таких группы откололись от остальной части сторонников Имама (Imammiya) в Куфе, когда умер Имам Джафар ал-Садик в 148г.х./765г.н.э. В отсутствии достоверных источников, история Исмаилизма в течение всего последующего столетия также была покрыта мраком. На основе ссылок эресиографов имама, которые являются нашими главными источникам информации ­об этом раннем периоде исмаилизма, кажется, что большая часть ранних исмаилитов признавали Имамат в лице сына Имама Джафар ал-Садик - Имам Исмаил Джафара и от него к его сыну Мухаммаду б. Исмаилу (Firaq al-Shia, стр.58; Qummi, стр. 80­-81) который в последствий получил эпитет Исмаил б. Джафар ал-Садик. Эта группа стала известной под именем Мубаракия, от слово Мубарак (благословленный). (Abu Ya‘qub Sijistani, Ithbat al-nubuwat, стр. 190; Hamdan, стр. 10).


Имам Мухаммад б. Исмаил, кажется, провел последнюю часть своей жизни в Хузистане и умер при халифате Харун ал-Рашид (170-193 г.х./786-809 г. н.э.). После его смерти, движение мубаракия раскололся на две группы. Одна маленькая и неизвестная группа, очевидно, продолжала признавать Имамат в потомстве Имама Мухаммад б. Исмаила, пока ‘Абдаллах ал-Махди, главный лидер исмаилитов и будущий основатель Фатимидского халифата, открыто не требовал для себя и своих предков Имамат Исмаилитов. Однако, раздельное существование этой группы не было зафиксировано ни в одном современном источнике. Существовала вторая, незначительная по числу группа, в которой входили сторонники мубаракия, которые отказались признавать смерть Имама Мухаммад б. Исмаила. Эта группа, по данными эресиографов Имама являлись предшественниками Карматов, и признавали имама Мухаммад б. Исмаила своим седьмым и последним имамом, который, как ожидается, должен вновь появится как Махди или Каим, чтобы заполнить землю правосудием. (Firaq al-Shia, стр.. 61; Qummi, стр.. 83).


Исмаилиты, появились на исторической арене в более сильной форме вскоре после середины 3 г.х./9 века н.э., когда создали динамическую организация, проводящая ­обширную да‘ва (призывную) деятельность своей миссионерской сетью да‘и (миссионеры). Позади этой вспышки деятельности можно ясно различить энергичное централизованное руководство, которое ­тайно действовало сначала в Аскар Мукрам в Хузистане и потом в Саламийи в Сирии. Существуют разные мнения относительно Исмаилитского да‘ва в 3г.х./9в.н.э., об определенных религиозных функциях и генеалогии центральных лидеров, которые отвечали за организацию и направление своего движения, которое вскоре привлек внимание Аббасидских чиновников и общественность в целом называемой Карамита. Существует краткая версия исмаилитов об этих событиях, созданная фатимидскими халифами и позднее суммированная Мусталитским и Таййибитским да‘и Идрисом Имад ал-Дином (ум. 872 г.х./1468 г. н.э.) в 4-ом томе его книги «Uyuninfo-icon al-akhbar», и анти-исмаилитская версия, поддерживаемая полемистами Б. Ризам и Шариф Аху Мухсин, и более поздними историками, особенно Б. ал- Давадари, Нуваври и Макризи. Кроме того существует рассказ Табари о начальной фазе создания движения Карматов в Ираке (Tabari, III, стр.. 2124ff.; tr., XXXVII, стр. 169ff.).


Именно в 261г.х./874-75г.н.э., или возможно еще раньше, началась миссионерская деятельность Хамдана Кармата в Ираке (Ibn al-Nadim, ред. Flugel, I, стр.. 187; ред. Tajaddod, 2-ое изд., стр. 238; Mas‘udi, Tanbih, стр. 395). Сам Хамдан стал исмаилитом при да‘и Хусайн Ахвази, которого отправили в южный Ирак центральные лидеры Исмаилитов. Хамдан организовал да‘ва в своем родном районе Савад в Куфе, и в других частях южного Ирака, назначая да‘и в основных районах. Да‘ва, организованный Хамданом, составлял часть основного да‘ва сообщества исмаилитов того времени, которое было направленно центром в Саламийу. Хамдан имел собственный штаб в Калваде около Багдада и принял власть центральных лидеров, с которыми он общался, существование которых оставалась тайной. Главный фактор быстрого роста успеха Хамдана стал восстание Зандж, непослушных темнокожих рабов, которые в течение пятнадцати лет (255-70г.х./869-83г.н.э.) терроризировали южный Ирак и отвлекали внимание ‘Аббасидских чиновников от Багдада. Численность последователей Хамдана, после того, как они вообще стали называться Карматами, сильно возросло после того, как Хамдан в 267г.х./880г. н.э., сделал неудачное предложение о союзе с лидером Зандж, ‘Али б. Мухаммад (Tabari, III, стр.. 2129-30; tr. XXXVII, стр.. 175). Главным заместителем Хамдана был его шурин ‘Абдан, который наслаждался высокой степенью независимости и стал назначать да‘и в Ираке и вероятно также в южной Персии (Ibn al-Dawadari, стр. 46-47, 55, 67; Nuwayri, стр. 191-92, 233; Maqrizi, Ittiaz I, стр.. 155, 160, 166, 168). На карматов Ирака были наложены многочисленные налоги, включая налог на пятую часть всего дохода, который должен был храниться для ожидаемого Мессии. В 277г.х./890-91г.н.э., Хамдан построил Карматам укрепленную крепость dar al-hijrainfo-icon, место убежища и конгрегации около Куфы. Движение Карматов, однако, все еще продолжало избегать уведомления Аббасидов, которые все еще не смогли восстановить эффективную контроль над южным Ираком с начала восстания Зандж. Только в 278г.х./891-92г.н.э., зафиксированный у Табари как год в котором Карматы проживающие в деревнях вокруг города Куфы усилил свою деятельность и когда Багдадские чиновники начали понимать опасность нового движения на основе некоторых сообщений, посланных из Куфы. (Tabari, III, стр.2124, 2126-27; tr. XXXVII, стр. 169,171-73). Ничего непосредственного не было предпринято против Карматов, которые организовали свой первый общественный протест в 284г.х./897н.э. Однако, энергичный халиф ал-Мутазид помешал распространению волнений Карматов которые происходили в Ираке, и подавил три восстания в течение 287-89 г.х./900-­02 г.н.э. (Thabit b. Sinan, Tarikh Akhbar al-Qaramita, в Akbar al-Qaramita, стр. 6-11; Ibn al-Dawadari, стр. 44ff.; Nuwayri, стр. 187ff.; Maqrizi, Ittiaz I, стр. 151ff).


В 260г.х./870г.н.э. да‘ва начался в других областях, помимо Ирака. В южной Персии миссия была, очевидно, под наблюдением лидеров Карматов Ирака. Абу Саид Джанаби подготовленный Абданом, изначально действовал очень активно и достиг больших успехов. (Madelung, 1983). ­Брат Абдана Маъмун ­был назначен да‘и в прилегающем Фарсе, после чего жителей этой области по некоторым сообщениям назвали Маъмуния. (Daylami, стр.21). Да‘ва в Ямане, который оставался в тесном контакте с центральным руководством Исмаилитов, был начат в 268г.х./881г.н.э. Да‘и Али б. Фазл и Б. Хавшаб известны как Мансур ал-Яман. (см. Nu‘man б. Muhammad, Iftitah, стр. 32-47; Halm, 1981). В 270г.х./883г.н.э., Б. Хавшаб отправили своего племянника Хайтам как да‘и в город Синд, а позднее отправил Абу Абдаллах ал-Ши’и в Магриб, где он подготовил почву для правления Фатимидов (Nu‘man б. Muhammad, Iftitah, стр. 45, 59ff)..


Тем временем, да‘ва появился в восточной Аравии в 281г.х./894г.н.э. или еще ранее в 273г.х./886г.н.э. После своей начальной карьеры в южной Персии Абу Саид Джанаби отправил Хамдана с проповедческой миссией в Бахрейн. (Thabit б. Sinan, стр. 12-16; Ibn al-Dawadari, стр. 55-62, 91ff.; Nuwayri, стр. 233ff.; Maqrizi, Itti‘az I, стр. 159ff). Однако, источники также сообщают, что Абу Саиду предшествовал в этом городе другой да‘и – Абу Закария Замами, который, возможно, был отправлен Б. Хавшабом. К 286 г.х./899 г. н.э., Абу Саид подчинил себе большую часть Бахрейна, создав тревожное положение в Басре (Табари, III, стр. 2188ff., 2196-97, 2205, 2232, 2291; Stern. XXXVIII, стр. 77ff., 86-89, 98, 128-29, 202; Mas‘udi, Moruj VIII, стр. 191ff). . Позже, карматы Бахрейна распространили свой контроль над соседними областями, включая Ямам и Оман. Вскоре, после 260 г.х./873-74 г. н.э., когда лидеры карматов Ирака только начали свою деятельность, центральные лидеры исмаилитов отправили да‘и во многие регионы западно-центральной и северо-западной Персии, распространив да‘ва до Хорасана и Трансоксиании (Nizam al-Mulk, стр. 282-­ 95, 297-305; Stern, 1960).


Доктрина, проповедуемая Хамдан Карматом и Абдамом, исходила из того, что Навбахти и Кумми были карматами (Firaq al-Shi‘ainfo-icon, стр. 61-64, Qummi, стр. 83-86; Стерн, 1983, стр. 47-53). Нет никаких признаков того, что в это время верования карматов Ирака особо отличались от верований других исмаилитов. Во всяком случае, как Навбахти и Кумми, так и другие хорошо осведомленные современные авторы, описывают ­ситуацию исмаилитов, относящуюся к 286 г.х./899 г. н.э., когда в обществе появился ши’изм, не упоминаю о каких-либо исмаилитских группах, за исключением карматов. Данные эресиографов Имама соответствуют утверждениям Б. Ризама и Аху Мухсима. Карматы, которые произошли от мубаракия, ограничили число своих имамов до семи, начиная с Имама Али б. Абу Талиб до Имама Мухаммад б. Исмаила, который был Мессией и последним, седьмым имамом. Действительно, центральной темой в обучении Карматов было ожидание ­неизбежного нового появления Имама Мухаммада б. Исмаила, который должен был закончить эру Ислама и провозгласить скрытую истину прежних религий. Вера в Мессианство Имама Мухаммада б. Исмаила также подтверждена немногими существующими источниками исмаилитов, принадлежащими к до-фатимидскому периоду (см. Kitab al-rushd wa’l-hidaya, под ред. М. Kamil Hussein, в Collectanea I, под ред. В.Иванова, стр. 198ff.; Ja‘far б. Mansur Yaman, Kitab al-kashf, стр.. 62, 77, 103-04, 109-10, 135, 160, 170).


К концу 3 г.х./9 века г. н.э., карматы уже развили свое циклическое представление священной истории, согласно которой религиозная история человечества продолжалась в течение семи пророческих эр различных продолжительностей, каждая из которых, ознаменована говорящим (natiq) пророком, которые провозгласили полученные откровения в эзотерическом (zahirinfo-icon) аспекте с его религиозным законом (Shari’a). В первые шесть эр natiq-ами были пророки Адам, Ной, Авраам, Моисей, Иисус и Мухаммад. За каждым natiq-ом следовал духовный наследник ­(wasi), также называемый - основа (asasinfo-icon) или безмолвный (samit), кто интерпретировал тайную истину (batininfo-icon) содержавшийся в полученном откровении. Каждый wasi, в свою очередь, сопровождался семью имамами, которые охраняли истинное значение священных писаний и законов в их zahir и batin аспектах. В каждую пророческую эру седьмой имам поднимался до ранга natiq следующей эры, отменяя Shari‘ainfo-icon предыдущей эры и провозглашая новый. Седьмым имамом шестой эры, эры Пророка Мухаммада, был Имам Мухаммад б. Исмаил, кто ушел в сокрытие­. По его parousia (второе пришествие) он стал бы седьмым natiq или Qa’iminfo-icon или Мессией последней есхатологической эры. Он отменил бы законы и создал бы последнюю эру мира. Имам Мухаммад б. Исмаил не должен был объявить о новом религиозном законе, как бы то ни было. Его божественное откровение состояло бы из полного открытия тайных истин, скрытых во всех предыдущих откровениях. В заключительном мессианском возрасте не было бы никакой потребности в религиозных законах. Как есхатологический Qa’im, Имам Мухаммад б. Исмаил управлял бы и довел бы мир до конца. Ранние Карматы также сформулировали гностическую космологию, которая была вероятно полностью развита к концу 3г.х./9в.н.э. В этой космологии, представленной так называемым kuni-qadarinfo-icon, у гностического синтетического мифа, мифа писем, была чрезвычайно важная функция, предоставляющая готовое объяснение происхождения вселенной (см. Ja‘far б. Mansur al-Yaman, Sara’ir, стр. 24-26, 81-82; Абу Ya‘qub Sijistani, Kitab al-iftikhar, стр. 43-56; Arendonk, стр. 330-34; Stern, “The Earliest Cosmological Doctrines of Ismailism,” Stern, 1983, стр. 3-29; Halm, 1978, стр. 38-127, 206-27).


Раскол в 286 г.х./899 г. н.э. и восстания Карматов


В 286 г.х./899 г. н.э., не задолго после правления Имама ‘Абдаллаха, будущий Фатимидский халиф Ал-Махди, стал во главе центрального руководства Исмаилитов. Хамдан Кармат заметил немного изменений в богословских наставлениях, посланных ему из центрального штаба движения. Согласно рассказу Б. Ризам и Аху Мухсин (Ibn al-Dawadari, стр. 65-68; Nuwayri, стр. 229-32; Maqrizi, Itti‘az I, стр. 167-68), Хамдан тогда отправил Абдана в Саламию чтобы узнать причину изменений новых наставлений. В определенное время, Хамдан узнал что, вместе того чтобы поддержать мессианство Имама Мухаммад б. Исмаила, от имени которого до настоящего времени проводилось да‘ва, новый руководитель теперь, требовал Имамат себе и своим ­предшественникам, которые руководили Исмаилитами после Имама Мухаммад б. Исмаила. Кажется, что центральные руководители сообщества Исмаилитов, перед реформой Имама Абдаллах ал-Махди, приняли чин hujjainfo-icon (доказательство) отсутствующего имама для себя, и именно посредством hujja верующие могли установить контакт со скрытой Мессией. (Ja‘far б. Mansur al-Yaman, Kitab al-kashf, стр. 97ff., 102ff) Нужно добавить, однако, что те же самые центральные руководители, возможно, были приняты как имамы с начала маленькой группой ранних Исмаилитов, которые вышли от Мубаракия, возможно той же самой группой которая, согласно Навбахти (стр. 61) и Кумми (стр. 83), проследила Имамат в потомстве Имама Мухаммад б. Исмаила. Во всяком случае, реформа Имама Абдаллах ал-Махди, подразумевал отречение мессианство Имама Мухаммад б. Исмаила, который был центральной точкой в первоначальном учении Имамата, проведенного большинством прежних Исмаилитов.


Открытым требованием Имамата Имам Абдаллах ал-Махди в 286 г.х./899 г. н.э. расколол сообщество Исмаилит на две ветви. Одна ветвь приняла требования Имама Абдаллаха, позже включенные ­в официальной Фатимидской Исмаилитской доктрине об Имамате. Эти Исмаилиты поддержали непрерывность в Имамате и приняли объяснение Имама ‘Абдаллаха, что Исмаилитский Имамат был передан прямым потомком Имама Джафар ал-Садика. Другая ветвь, диссиденты Исмаилиты, которая испытывала недостаток в центральном руководстве, отказываясь признать требование Имама ‘Абдаллаха Имамат, сохранила свое оригинальное учение и вновь подтвердила свою веру в возвращение Имама Мухаммад б. Исмаила как Мессия. Впредь термин Карамита стала применяться к последней ветви, состоявшей из многих сообществ диссидентов Исмаилитов, ­рассеянных в различных частях мусульманского мира.


Посредством доступным фрагментарным свидетельством отношений различных Исмаилитских сообществ и действий Карматов против центрального руководства после богословской реформы Имама ‘Абдаллаха можно подвести итог следующим образом. Руководители Карматов Ирака, которые первоначально побеждали инакомыслящих,­ отказались от своей преданности центральному руководству вскоре после ‘возвращения Абдана из Саламии. Вслед за этим, Хамдан собрал своих да‘и и приказал, чтобы они приостановили да‘ва в соответствующих своих округах. Вскоре после этого, Хамдан поехал в Калвада где и исчез. В то же самое время ‘Абдан был ­убит одним из своих зависимых да‘и в Ираке Зикравайхом б. Михравайх. Зикравайх и некоторые его сторонники сначала остались преданными центральному руководству. Однако находясь под угрозой мести последователями ‘Абдан, Зикравайх должен был скрыться в бегах в течение некоторого времени. Тем временем, Карматы Ирака остались в состоянии беспорядка и богословского кризиса после кончины Хамдана и ‘Абдана. Скоро, ‘Иса б. Муса, племянник ‘Абдана достиг ведущего положения и возобновил среди них да‘ва от имени Имама Мухаммад б. Исмаила. Эти Карматы выжили в южном Ираке, с небольшой поддержкой в Багдаде в течение первой четверти 4 г.х./10 г. н.э. и в более поздние времена (Mas‘udi, Tanbih, стр.. 391; ‘Arib, Silat, стр.. 137).


Зикравайх б. Михравайх скоро проявил свое собственное повстанческие намерения, организуя ­восстания Карматов ­Ирака и Сирии (Tabari, III, стр.. 2218-26, 2230-­ 32, 2237-46, 2255-66, 2269-75; tr, XXVIII, стр.. 113-23, 126-29, 134-44, 157-68, 172-79; ‘Arib, Silat, стр.. 4-6, 9­ 18; Mas‘udi, Tanbih, стр.. 370-76; Halm, 1979). В 289 г.х./902 г. н.э., Зикравайх отправил одного из своих сыновей, Хусайн (или Хасан), известный как Сахиб ал- Шама, в пустыню Сирии, чтобы обратить клан Бану Калб. Быстрый успех был достигнут в завоевании поддержкой нескольких кланов Калб, которые приняли религиозное название Фатимиюн. К Сахиб ал- Шама скоро присоединился его брат Яхья, названный Сахиб ал-Накка. Яхья ­принимал руководство недавно обращенных бедуинов и утверждал, что был потомком Имама Мухаммад б. Исмаила. В быстрой последовательности, Сахиб ал- Накка занял несколько городов в Сирийи, включая Саламийу, жители которого были уничтожены Карматами. Кажется, что сыновья Зикравайха сначала попытались неудачно соблазнить Имама ‘Абдаллаха вернутся обратно, который уехали из Саламии в 289 г.х./902 г. н.э. Следовательно, в 290 г.х./903 г. н.э. Карматы также убили всех членов семейство Имама ‘Абдаллаха и домашнее хозяйство, что ­остался в Саламийи. Сам Сахиб ал- Накка был убит в сражении в том же году и передал руководство Сахибу ал- Шама. В 291 г.х./903 г. н.э. Карматы получили серьезное поражение около Саламийи от армии Аббасидов; Сахиб ал- Шама был захвачен и впоследствии казнен в Багдаде.


В 293 г.х./906 г. н.э., Зикравайх отправил другого да‘и, известного как Абу Ганим Наср, возрождать движение Карматов среди Бану Калб. Они напали на несколько городов, включая Дамаск, грабя все на своем пути. В том же самом году ‘силы Аббасидов эффективно заняли область Сирийских Карматов и Абу Ганим был убит некоторыми его последователями взамен за получения правительственной амнистии. Зикравайх теперь отправил другого да‘и своим сирийским сторонникам, сообщая им о своем неизбежном появлении. Скоро впоследствии соплеменники Карматов Сирии, к которой присоединяются последователи Зикравайха в области Савад, предприняли неожиданное нападение на город Куфа, но быстро отошли обратно. Вслед за этим, сторонники Зикравайха Карматы дошли до близлежащих районов Кадисия и в dhu’l-hijja 293 г.х./октябрь 906 г. н.э. встретились c Зикравайхом, который, наконец-то вышел из своего потайного места. Карматы победили ‘армию Аббасидов, отправленную за ними, и затем начали грабить караваны персидских паломников, возвращавшихся из Мекки, убивая большинство из них. Зикравайх и его ­сторонники продолжали свои террористические действия до 294 г.х. / 907 г. н.э., когда были побеждены ‘армией Аббасидов. Зикравайх был ранен в сражение и умерь в плену несколько дней спустя; многие из его последователей были убиты в то же время, приведя тем самым к концу Сиро­месопотамское восстание Карматов. (Thabit б. Sinan и Ibn al-‘Adim в Akhbar al-Qaramita, стр. 16-35, 275ff., 287ff.; Ibn al-Dawadari, стр. 69-89; Nuwayri, стр. 246­ -75; Maqrizi, Itti‘az 1, стр. 168ff). . Некоторые из выживших в Саваде сторонников Зикравайха отрицали его смерть и ждали его возвращения. В 295 г.х./907-08 г. н.э., некий Абу Хатим Зотти стал активным да‘и среди этих Карматов. Он запретил употребление определенных овощей и резню животных, от чего его последователей стали называться Баклия. Это название впоследствии стало относится ко всем Карматам южного Ирака, кто по большей части сохранил свою более раннюю веру в мессианство Имама Мухаммад б. Исмаила. К Баклия скоро присоединились прежние сторонники Хамдана и ‘Абдана. Эта коалиция Карматов выжила в течение некоторого времени при руководителях ‘Иса б. Муса и Масуд б. Хурайт. (‘Arib, Silat, стр. 137; Mas‘udi, Tanbih, стр. 391; Ibn al-Dawadari, стр. 90; Nuwayri, стр. 275-76; Maqrizi, Itti‘az I, стр. 179-80).


В Бахрейне Абу Саид Джаннаби примкнул к Хамдану и ‘Абдану против центрального руководства, убив тем самым да‘и Абу Закария’, который оставался преданным Имам ‘Абдаллаху (Ibn Hawqal, стр. 295). Абу Саид утверждал, что представит ожидаемого Мессию, который появится в 300 г.х./912-13 г. н.э.. Для Абу Саида, который установил свое правление в Бахрейне в том же самом богатом событиями в 286 г.х./899 г. н.э., раскол, возможно, фактически обеспечил благоприятную ­возможность сделать себя полностью независимым. Он, действительно, преуспел в том, чтобы основать независимое ­государство Карматов в Бахрейне, до того когда был убит своим рабом в 301 г.х./913-14 г. н.э. За Абу Саидом следовали в ­Бахрейн его сыновья.


Исмаилит сообщество в Йемене сначала оставалось полностью преданным к Имаму ‘Абдаллах. К 291 г.х./903-04 г. н.э., ­однако, Б. ал- Фазл, кажется, проявил знаки нелояльности Карматам. В 299 г.х./911 г. н.э., после вновь занятия Сана’ Б. ал- Фазл публично отказался от своей преданности Имаму ‘Абдаллаху, отменил Shari’a, и непосредственно утверждал, что был Мессией. Впоследствии, он пытался неудачно принудить Б. Хавшаб, старшего да‘и к сотрудничество но тот оказался и остался преданным Имаму. После смерти Б.а ал- Фазл в 303 г.х./915 г. н.э., ­движение Карматов быстро рапала в Йемене. Асад б. Аби Яфор из местной династии Яфорид, которая ­признала сюзеренитет Б. ал- Фазла, восстал против Фафа сына и преемника покойного да‘и. В 304 г.х./917 г. н.э. он захватил Мудайкира, место Йеменских Карматов, убив Фафа’ и других руководителей Карматов тем самым приостановив движение Карматов в Йемене (Ibn Malik, стр. 21ff., 28ff., 35-39; Baha’ Al-Dininfo-icon Janadi, Akbar al-Qaramita be’l-Yemen, в Kay, text, стр. 143-­ 50, tr, стр. 197-208).


У ветви Карматов также были сторонники в Персии и Трансоксиании. В области Рей, который служил штаб квартирой да‘ва в Джибале, Исмаилизм стал известен в местном масштабе как Калафия, от первого да‘и в этой области Калаф Халладж. Он утвердился в округе Пашапуя вскоре после 260 г.х./873-74 г. н.э. За Калафом следовал его сын Ахмад и а за ним его главный ученик - Гият. (Nizam al-Mulk, стр. 283ff.; Daylami, стр. 20-21; Ibn al-Dawadari, стр. 96; Maqrizi, Itti‘az I, стр. 186; Ibn al­ Nadim, под ред. Flugel, I, стр. 188; под ред. Tajaddod, стр. 239). Гият достиг многих побед и обращений и его да‘ва расширился до городов Кум и Кашан. Кажется, что после раскола внутри Исмаилизма, сторонники Джибала примкнули главным образом к инакомыслящим Карматам и отказались признать Имамат Имама ‘Абдаллаха ал- Махди. Юристы Сунниты, которые спорили с Гият, спровоцировали жителей Рейя против него и его последователей и Гият сбежал в Хорасан. Там, предсказывая ­появление Мессии в определенной дате, Гият встретил и обратил эмира Хусайн б. ‘Али Марвази. Многие жители округов Марв ал- Руд, Таликан, Маймана, Гарджистан, Гур и Хират под влиянием этого сильного эмира, который позже стал да‘и Карматов непосредственно, также приняли Исмаилизм Карматов. Гият позже возвратился в Рей и назначил Абу Хатим Рази, (см.) одного из наиболее обученных ранних правителей Исмаилитов, своим представителем. Гият ­исчез при таинственных обстоятельствах и ­был заменен Абу Джафаром Кабир, потомком Калафа. Он был выгнан Абу Хатимом, который стал пятым руководителем да‘ва в Джибале. Источники связывают то что, да‘ва был официально начать в этой области, в прошлом десятилетии 3 столетия х./903-13 г. н.э., да‘и Абу ‘Абдаллахом Кадимом, посланный Имамом ‘Абдаллах после ­установления Фатимидского халифата. Этот да‘и начал свои действия с Нишапура после того, как Гият уже ввел учения Карматов в Хорасане по свой собственной инициативе. За Кадимом следовал приблизительно в 307 г.х./919 г. н.э. Абу Саид Шахрандж, кому удалось обратить несколько известных военных епархии. Следующим главой да‘ва в северо-восточной Персии и смежной области стал вышеупомянутый Хусайн б. ‘Али Марвази. Это случилось именно при нем когда центр да‘ва переехал из Нишапура в Марв ал- Руд (Nizam al-Mulk, стр. 287ff.; Ibn al-Dawadari, стр. 95; Maqrizi, Itti‘az I, стр. 186; Ibn al-Nadim, под ред. Flugel, I, стр. 188; под ред. Tajaddod, стр. 239; Gardizi, под ред. Habibi, стр. 148-49; Tarikhi Sistaninfo-icon, стр. 290-94, 300-02; tr, Gold, стр. 233-37, 243-44; Мирканд, Тегеран, IV, стр. 40-42).


Более поздняя История Движения Кармат


К первому десятилетию четвертого столетия г.х./912-23 г. н.э., Имам ‘­ Абдаллах ал- Махди устанавливал свою власть как первый халифа Фатимидов в северной Африке. Карматы Бахрейна и Ирака оставались без движения, и ­начал возвращать некоторое идеологическое единство, также распространяясь в Персии и Трансоксиании. Важная роль в этом процессе сыграла книга Мухаммада б. Ахмад Насафи Kitab al-Mahsul, да‘и Хорасана и Трансоксиании, следовавший за Хусайном Марвази и кому вообще приписывают введение формы Неоплатонизма в Исмаилизме. (Barthold, Turkistan, стр. 242-45; Stern, 1960, стр.79). Насафи также ­преуспел в том, чтобы распространить Карматский Исмаилизм в Средней Азии. Он обратил несколько сановников в Саманидском суде в Бухаре, включая непосредственно эмира Насра II и его визира. (Nizam al-Mulk, стр. 288-89). Эти события естественно вызвали недовольство главенство суннитского режима в Саманидском государстве. Они, в конечном счете, свергли Насра II, при помощи его сына и преемника Нух I, Исмаилиты Хорасана и Трансоксиании строго преследовались. Насафи и его основные сторонники были казнены в Бухаре в 332 г.х./943 г. н.э. Но да‘ва Карматов выжил в Хорасане и позже руководился сыном Насафи Масудом и другим да‘и, особенно Абу Якуб Сиджистани (Nasir Khusraw, Khan al-ikhwan, ред. Khassab, стр. 112, 115; ред. ‘Ali Qawim, стр. 131, 135). Кажется, что книга Насафи Kitab al-mahsul, который вновь подтвердил мессианство Имама Мухаммад б. Исмаила, скоро была широко принята в различных кругах Карматов, которые испытывали недостаток в объединенном руководстве.


Одинаково важным в это время являлось деятельность Абу Хатим Рази, который стал главным да‘и Рея в 300-10 г.х./912-23 г. н.э. Он расширил да‘ва в Джибал, также отправляя да‘и в Азербайджан, Табаристан, и Гурган. Абу Хатим не признавал Имамат Имама ‘Абдаллаха. Он переписывался к руководителям Карматов Бахрейна и, как они, ожидал появление Мессии. Абу Хатим очевидно расценил себя как лейтенант (khalifa) отсутствующего имама, также рассматривая себя превосходящим всех других главных да‘и или lawaheq – как он их называл(Abu Hatim Razi, Kitab al-islah, unp.; Hamid al-Din Kirmani, Kitab al-riad, стр. 176-212). Он обртил Ахмада б. ‘Али, который управлял Рейем в 307-11 г.х./919-24 г. н.э., и многие другие местные правители тоже попали под его влиянием, такие как Асфар Дейлами б. Шируя и Мардавидж- основатель династии Зиарид (Nizam al-Mulk, pp. 286-87; Baghdadi, Farq, ed. Badr, p. 267; Ibn Isfandiar, I, pp. 285-95; tr. Browne, стр. 209-17). Согласно да‘и Кирмани, произошел известный спор между Абу Хатим и Абу Бакр Мухаммад Рази в присутствии Мардавидж (Hamid al-Din Kirmani, Aqwal, стр. 2-3). Абу Хатим также обратил Махди б. Хусрав Фируз, известный как Сияхчашм, Джостанидский правитель Дейлама который был убит в 316 г.х./928 г. н.э. Асфаром б. Шируя, кто стремился обладать местом Джостанида в Аламуте (Madelung, 1967). После Сияхчашм местное положение Джостанидов в Дейламе перешел к Мусафаридам, которые контролировали ­Азербайджан. Нумизматическое свидетельство, датирующееся 343 г.х./954-55 г. н.э., указывает что Мусафариды, Вахсудан, управляющие из Шамирана в Тахроме, и его более авторитетный брат Марзбан (умер 346/957 г. н.э.), в Ардабиле, также придерживались формы Карматского Исмаилизма (см. Stern, 1960, стр. 70-74). Визир Марзбана Абул Касим Али б. Джафар фактически был да‘и Карматов, кто свободно распространил да‘ва в местах Мусафаридов. (Margoliouth and Amidruz, Eclipse II, стр. 31). Ibn Hawqal (стр. 348-49, 354), посетивший Азербайджан приблизительно в 344 г.х./955-56 г. н.э., сообщает о существование многих Исмаилитов (Карматов) в этой области.


Тем временем, в Бахрейне Карматы оставались в покое, поддерживая хорошие отношения с ‘Аббасидами во время царствования самого старшего сына Абу Саида непосредственного преемника Абул Касима Саида. В то время, Карматы Бахрейна были заняты мирными переговорами с известным ‘Аббасидским визирем ‘Али б. ‘Иса, который дал врагам визира предлог для того, чтобы обвинить его в союзе с Карматами. (Bowen, стр. 50-56, 136-41, 191-95, 205-06, 210-11, 237, 249, 261-63, 266-75, 279-80, 357-58). Знаменитый мистик Хусайн б. Мансур ал- Халладж (ум. 309 г.х./922 г. н.э.), также, был обвинен в том, что являлся посланником Карматов (Massignon, 1922, стр. 71-80,730-36). Карматы Бахрейна закончили свою мирную политику в 311 г.х./923 г. н.э. В том году, вскоре после того, как Абул Касим Саид был заменен в руководстве его самым младшим братом Абу Тахиром Сулаймани Джанаби, Карматы начали десятилетние разрушительные набеги на южные пригороди Ирака, нападая на караваны паломников, возвращающиеся из Мекки. Эти ­кампании ободряли Карматов южного Ирака, у кого были близкие связи с их единоверцами в Бахрейне, начать собственные повстанческие действия. В 316 г.х./928-29, во главе с ‘Иса б. Муса и другими да‘и, они восстали в областях Куфа и Весет. Как и ‘Иса б. Муса и другие руководители Карматы, Абу Тахир предсказывал пришествие Мессии после соединения Юпитера и Сатурна в 316 г.х./928 г. н.э., возникновение, которого, как ожидали, закончит эру Ислама и установит седьмую, заключительную эру истории.


Губительные действия Абу Тахира достигали высшей точки в его нападении на Мекку в сезоне паломничества в 317 г.х./930 г. н.э.. Карматы убили паломников и жителей и забрали Черную Камень Каабы чтобы увезти в свою новую столицу Ахса, по-видимому чтобы символизировать конец эры Ислама. Отказываясь возвратить Черный Камень по требованию Фатимидов и ‘Аббасидов, Абу Тахир завоевал ‘Оман в 318 г.х./930 г. н.э., и стал господином Аравии и ужасом всех соседних правителей. В Рамадане 319 г.х./сентябрь-октябрь 931 г. н.э., Абу Тахир перевернул власть в Бахрейне и передал ее молодому персу из Исфахана, в котором он признал ожидаемого Мессия. События теперь принимали различный курс несмотря на то, что было предсказано Карматами о пришествии Мессии. Вместо того, чтобы открыть истины всех предыдущих религий, молодой исфаганец, требовал сошествия персидских королей и проявил антиарабские чувства, показывался реставратором персидской религии. Будучи магианом, он приказал вероисповедание огня и проклятие всех пророков, также устанавливая многие церемонии, которые потрясли Карматов. У него, очевидно, были некоторые связи с ­установленным Зороастризмом, потому вскоре первосвященник зороастрийцев, Исфандияр б. Адарбад был обвинен в соучастии с Абу Тахиром и получил наказание от Абаасидского халифа Ради. (Mas‘udi, Tanbih, стр. 104-05). Когда началось Исфаганская мессия, более того, выполнялось известным Карматом Бахрейна, Абу Тахир убили его и признал, что он был самозванцем. Его царствование продлилось только восемьдесят дней (Mas‘udi, Moruj VIII, стр. 285-86, 346, 374, IX, стр. 32, 76-77; Tanbih, стр. 378-87, 389-96; ‘Arib, Silat, стр. 38, 59, 101, 110-11, 113, 118-20, 123-24, 127, 128, 130, 132-33, 134, 136-37, 139, 159, 162-63, 168, 184; Ibn Hawqal, стр. 295-96; Bagdadi, Farq, ed. Badr, стр. 270-­75, 278-82, 288; Daylami, стр. 71-96; Margoliouth and Amidruz, Eclipse I, стр. 33-35, 104-05, 109, 119, 120-22, 139-40, 145-46, 147-48, 165, 167-68, 172-83, 184-86, 201, 263, 284, 330, 367-70, 405, 408, II, стр. 24, 55-57,60­61, 126-27, 129; Ibn al-Dawadari, стр. 61-62, 91-94; Maqrizi, Ittiaz I, стр. 164-65, 180-85; Ibn Tagriberdi, III, стр. 182, 197, 207-08, 211-13, 215, 217, 220, 224-26, 228, 232, 245, 260, 264, 278-79, 281, 287, 295, 301-02, 304­-05).


Неясный эпизод ложного персидского Мессии серьезно деморализовал Карматов Бахрейна и ослабил их влияние на сообщества Карматов ­на востоке. Многие Карматы уехали из Бахрейна, чтобы служить в течение следующих десятилетий в различных анти-Карматских армиях. Главные Карматских да‘и были потрясены, особенно эпизодом анти-арабскими ­и антиномистскими ­проявлениями. ‘Иса б. Муса и другие Карматские да‘и Ирака оборвали свои связи с Абу Тахиром. Они продолжали распространять мессианство Имама Мухаммад б. Исмаила посвящая свою энергии главным образом литературным действиям, часто приписывая свое писание ‘Абдану, чтобы подчеркнуть непрерывность своего движении (Nuwayri, стр. 293-96; Maqrizi, Itti‘az I, стр. 185).


В Персии, Абу Хатим, который переписывался с Абу Тахиром, был вынужден скрыться от своих последователей. Усилия Хатима в его книге Kitab al-islah исправить аспекты антиномиста в книге Насафи Kitab al-mahsul и подтвердить необходимость закона, лучше всего понимались при условии, что да‘и Рея произвел этот трактат после пагубных событий в Бахрейне. Позже, преемник и ученик Насафи, Абу Якуб Сиджистан, который в это время не признавал Имамат Фатимидов, защищал взгляды своего Учителя в своем книге Kitab al-nusra. Абу Хатим, Насафи, и Сиджистани действительно были главными сторонниками персидской школы раскольного Исмаилизма, также предлагая богословские связи между до-Фатимидским и Фатимидским Исмаилизмом. Махсул и Нусра оба потеряны, но они сильно указаны в книге Хамид ал- Дин Кирмани Kitab al-riad, который рассматривает это противоречие с официальной ­точки зрения Фатимидского да‘ва и вообще доказывает представления Абу Хатима. (см. Ivanow, 1955, стр. 87-122; Corbin, стр. 187ff.; Stern, “Abu Hatim al-Razi on Persian Religion,” in Stern, 1983, стр. 30-46). Все еще позже, тенденции антиномиста Насафи и Сиджистани подверглись нападению со стороны Нсира Хосрова. (Khan al-ikhwan, ed. Khassab, стр. 112ff.; ed. Qawim, стр. 131ff.; Zad al-musafirin, стр. 421-22), кто, как и Кирмани, представлял положение штаб квартиры Фатимидского да‘ва.


В Бахрейне Карматы, после отмены персидского Мессии, вернулись к своим прежним верованиям, и Абу Тахир утверждал, что действовал по приказу скрытого Мессии. Абу Тахир снова начал ­вторжения в южный Ирак и побережье Фарса, также разграбляя караваны паломников. В 327 г.х./938-39 г. н.э., Абу Тахир наконец заключил соглашение с ‘Аббасидами. Он согласился защитить паломников взамен ежегодной дани. После смерти Абу Тахира в 332 г.х./944 г. н.э., выжившие братья Абу Тахира взяли правление над всеми Карматами Бахрейна. Карматы добровольно возвратили Черный Камень в 339 г.х./951 г. н.э. за большую сумму, заплаченную ‘Аббасидами.


Очень многое было написано относительно отношений между Карматами и Фатимидами. В современные времена, Микаел Йан де Гуйе был самым ранним ориенталистом, который пришел к выводу, что Абу Тахир, во всех своих важных деловых отношениях, действовал по прямым приказам имама-халифа Фатимидов ‘Абдаллаха, который не хотел подтвердить свой тайный союз с дискредитирующими Карматами. Он далее считал, что Карматы Бахрейна ­поддержали свое близкое сотрудничество с Фатимидами до завоевания ими Египта (de Goeje, 1886, стр. 59, 69, 82-83, 185, 190, 193ff). Впоследствии взгляды де Гуйе были подтверждены другими в различной степени (см. Massignon, 1927, стр. 768-69; Lewis, стр. 80ff). Однако, более свежие научные данные, не свидетельствуют о ­существовании близких отношений между Карматами и Фатимидами в первой половине 4г.х./10г.н.э. Главная трудность в исследовании этого вопроса происходит от нехватки надежной информации относительно убеждения Карматов, которые сделали свое учение и свою литературу чрезвычайно скрытными и чья литература погибла почти полностью. Однако, в свете того, что известно о центральной вере Карматов, В. Маделунг и большинство других, подчеркнули существенные различия между верованиями Карматского и Фатимидского Исмаилизма (Madelung, 1959, стр. 46ff., 74ff., 84ff). Карматы Бахрейна и других мест, которые продолжали ожидать возвращение скрытого Мессии, не признавали Фатимидских халифов как своих имамов, и при этом они не признавали своего ожидаемого Мессии в любом из Фатимидов. Это доказывает то, почему они с такой готовностью были вовлечены в катастрофический эпизод с персидским Мессией. Однако, поскольку Карматы и Фатимиды разделили общую враждебность к Суннитам ‘Аббасидам, может казаться, что время от времени они действовали сплоченно. Действительно, нет никаких убедительных доказательств того, что Карматы Бахрейна служили раним Фатимидам, хотя эти две стороны позже достигли формы политического восстановления отношений.


Военные действия между Карматами Бахрейна и Фатимидами перешли в открытую войну после завоевания Фатимидами Египта в 358 г.х./969 г. н.э. и вторжение Фатимидов в Сирию в следующем году. Армия Карматов под командой Хасана ‘Асама, племянник Абу Тахира, чуть ранее начали свои собственные вторжения в Сирию и Палестину, вынуждая ­Ихшидидских правителей Сирии отдать им ежегодную дань. В 360 г.х./971 г. н.э., ‘Асам, которому помогали Буиды и Хамданиды, победил армию Фатимидов и захватил ­Дамаск и Рамла и возвестил сюзеренитет ‘Аббасидов в этих областях и проклинал Фатимидского халифа-имама Ал- Муизза в мечетях. Вскоре Хасан ‘Aсам прошел до врат Каира, но был обязан возвратиться в Ахса в месяц Раби 361 г.х./декабрь 971 г. н.э., вероятно из-за внутренних проблем в Бахрейне. Имам-халиф ал- Муизз и Асам обменялись угрожающими посланиями после переселение Фатимидов в Каир в месяце Рамадан 362 г.х./июнь 973 г. н.э. (см. Maqrizi, Ittiaz I,, стр. 189-202; Nuwayri, стр. 307-11; Ibn al-Dawadari, стр. 149-56; Madelung, 1959, стр. 68-69, 85ff) В 363 г.х./974 г. н.э. Асам снова вторгся в Египет и осадил Каир, но был побежден Фатимидами и возвратился в Бахрейн. Позже, Фатимиды повторно заняли Дамаск, и Имам-халиф ал- Муизз заключил мирный договор с Карматами и потребовал получать дань, прежде отданную им Ихшидидами (Ibn al ­ Qalanesi, стр. 1-11; Nuwayri, стр. 304ff.; Maqrizi, al­ -Moqaffa, в Akhbar al-Qaramita, стр. 402ff)..


При правлении Имама-халифа ал- Азиза (365-86 г.х./975-96 г. н.э.), сына и преемника Имама ал- Муизза, Карматы Бахрейна разрушили политическое перемирие с Фатимидами и начали ряд повстанческих действий в Сирии, пока не были окончательно побеждены в 368 г.х./978 г. н.э. большой силой Фатимидской армии под непосредственным командованием Имам-халифа ал- Азиза. В 375 г.х./985 г. н.э. Карматы Бахрейна потерпели два тяжелых поражения от Буидов, при попытке захватить южный Ирак и восстановления своего правления. В 378 г.х./988 г. н.э. они потерпели другое оскорбительное поражение от руки Асфар, руководителя Бану ла Мунтакиф Укайл который затем осадил Ахса и начал грабить Катиф. Карматы теперь также потеряли контроль над обложением налогом караванов паломников Асфар и над руководителями племен других областей. В 382 г.х./992 г. н.э., Карматы Бахрейна обновили свою номинальную политическую преданность Фатимидскому Имаму-халифу ал- Азизу без какого либо доктринального восстановления отношений. Во времена правления Имама-Халифа ал- Хакима (386-411 г.х./996-­ 1021 г. н.э.) отношения между Фатимидами и Карматами оставались очевидно враждебными, хотя не очень много источников доступны на эту тему. К концу 4-ого г.х./10 г. н.э. Карматы Бахрейна были уменьшены до местной силы, и не очень много известно об их последующей истории и отношениях с Фатимидами. К тому времени, оставшееся сообщества Карматов в Ираке, Персии, и в других местах, которые продолжали ждать возвращения Имама Мухаммад б. Исмаила, либо посредством фатимидского да‘ва перешли на их сторону либо совсем распались. (Yahya b. Sa‘id Antaki, стр. 389ff.; Ibn al-Qalanisi, стр. 16ff.; Ibn al-Dawadari, стр. 175-77, 179; Nuwayri, стр. 314-17; Maqrizi, Itti‘az I, стр. 238-42, 244, 250, 270; Ibn Tagriberdi, IV, стр. 125, 128, 145).


Проблемы, которые способствовали падению ­государства Карматов Бахрейна, начались на большом острове Овал (теперь называется Бахрейн). Приблизительно в 450 г.х./1058 г. н.э., некоторые местные соплеменники начали восстать против правителя острова Карматов. Овал был потерян полностью Карматами приблизительно в 459 г.х./1067 г. н.э., после того, когда местные мятежники победили флотилию Карматов. Вскоре после, Катиф был взят другим местным мятежником. Что еще более важно в 462 г.х./1069­ -70 г. н.э., ‘Абдаллах б. ‘Али Ойуни, сильный местный руководитель группы Морра б. ‘Эмир ‘Абд ал-Кайс, восстал против них. Он победил Карматов и затем осадил Ахса’ в течение семи лет. Помогая ‘Аббасидам и Салджукам, он захватил Ахса в 469 г.х./1076 г. н.э.. В 470 г.х./1077-78 г. н.э., Абдаллах возвестил об определенном конце государства Карматов Бахрейна, основав там новую местную ‘династию Ойунидов восточной Аравии. ‘Абдаллах подтвердил сюзеренитет Фатимидскому Имаму-халифу ал- Мустансиру, который поместил Ойунидов под покровительством Исмаилитов Сулайхидов правителей Йемена в качестве вассалов Фатимидов. (см. Абу Tamim Ma‘add al-Mustansir bi’llah, al-Sijillat al-mustansiriya, ред. ‘A. М. Majid, Каир, 1954, стр. 179).


Согласно своему центральному догмату, религиозное учение Карматов обещало акцию правосудия и единство при ожидаемом Мессии, возвращение которого нетерпеливо ожидалось. На этой религиозной основе Карматы основали государство в восточной Аравии куда привели мессианское, ­революционное движение с сильной антиномистской­­ тенденцией. В течение почти двух столетий это движение встряхнуло мусульманский мир, особенно после кощунственные деяния Абу Тахира Джаннаби в Мекке, в то время как режим Карматов в Бахрейне терроризировал южный Ирак, грабили караваны паломников, угрожали многим местным династиям, и даже были близко к захвату Багдада и свержению ‘халифата Аббасидов. В результате Карматы Бахрейна получили оценку как самая еретическая группа, склонная к разрушению Ислама изнутри, посредством суннитских авторов средневековых времен, которые являются нашим главным источником информации об этих сектантах. Однако, Карматы Бахрейна также получили похвалу за их политическую организацию и общественный порядок, также они обладали уникальными особенностями среди мусульманских государств того времени. да‘ва, распространенный Абу Саидом Джаннаби и его ­преемниками, не имел определенной социальной программы, и некоторые ранние эксперименты с собственностью общины очевидно оказались недолгими; но общинные и эгалитарные принципы действительно играли важную роль в организации государства Карматов в Бахрейне. Государственное беспокойство о благосостоянии сообщества и состояние общественного порядка в Бахрейне, действительно, вызывало восхищение у не Карматских наблюдателей, которые посетили восточную Аравию перед падением государства Карматов. В частности у нас есть информации от Б. Авкал, который посетил Бахрейн в последней части 4-ого г.х./10 г. н.э. столетие г. н.э., и Насира Хосрова, который провел девять месяцев в Лахса (то есть, Ахса’) в 443 г.х./1051 г. н.э..


В управлении делами сообщества, Абу Саид свешался о главных решениях с правящим советом, известным как ‘Икдания, состоявший из чиновников государства самых высоких рангов и представителей влиятельных семейств в Бахрейне. Первоначально, передовым членом правящего совета был Хасан б. Сандар (или Шанбар), глава видного семейства Катиф и тест Абу Саида. После смерти Абу Саида его семь сыновей присоединялись к правящему совету. Согласно наставлениям Саида, за ним сначала следовал в руководство его самый старший сын Саид а затем его самый младший сын Абу Тахир. Последний управлял при помощи ‘Икдания и совета из семи визирей, включая Санбара, сына Хасан б. Санбара. После Абу Тахира руководство перешло на всех других выживших братьев, назначенные как al-sada al-ru’asa’. Сыновья Абу Тахира были исключены из правительства, хотя они имели больше уважения в сообществе. Попытка самого старшего сына Абу Тахира Сабур (Шапур) захватить власть в 358 г.х./969 г. н.э. закончилось его арестом и казни. Нумизматическое свидетельство указывает на то что, по крайней мере, после смерти Абу Саида в 361 г.х./972 г. н.э. внук Абу Саида был принят в члены al-sada al-ru’asa’, и они получили свои места на правящем совете (Сканлон). В 366 г.х./977 г. н.э., после смерти Абу Якуба Юсуф, последнего сына Абу Саида, шесть внуков Абу Саида получили полную власть.


Ко времени посещения Бахрейна Насиром Хосровом, Карматы Бахрейна все еще назывались Абу Саидами, после их первого руководителя правящий совет все еще включал шесть потомков Абу Саида из семейства Джаннаби и шесть визирей, все потомки Б. Санбара известные как Санбария. Кроме того, сообщество ­продолжило иметь свободный проход в правящий совет. Насир Хосров связывает это со времени Абу Саида, когда молитва, пост, и другие мусульманские обряды были отменены в сообществе. Все мечети, также, были закрыты, хотя одному богатому персу разрешили построить мечеть для паломников из Мекки, приходящих в Ахса’. Однако, Карматы Бахрейна все еще полагали, что находились в эру Пророка Мухаммада и Ислама, и воздержались от питья вина. Он также приводит интересные детали, что сообщество продолжило ждать Абу Саида который должен был восстать из мертвых, так как сам обещал. Не ясно, однако, заменил ли Абу Саид фактически Имама Мухаммад б. Исмаил как ожидаемый Мессия Карматам Бахрейна (см. de Blois).


Много интересных деталей были приведены относительно общественного порядка, установленного в Бахрейне Карматами. Во времена Б. Хавкала, доход от продажи зерна и фруктов были распределены между сообществом Карматов (муминун), в то время как доходы от таможенных пошлин всех проплывавших судов, проходящие через Персидский залив, и острова Овал распределялись среди потомков Абу Саида. Все другие доходы от налогов, дани, ­плата защиты, внесенные ­караванами паломников, и военные добычи, были выделены различным группам правящим советом на основе определенных неподвижных отношений после откладывания­ одной пятой для Мессия (Sahib al-Zaman; Ibn Hawqal, стр. 25). Ко времени Насира Хосрова государству принадлежали приблизительно 30 000 купленных черных рабов, которые использовались для культивирования пахотных земель в Бахрейне. Никакие налоги или десятины не были заплачены жителями Ахса’, где любой обедневший человек мог получить государственную ссуду. Точно так же любому новому ремесленник, приходящему в Ахса давали ссуду для того, чтобы он смог открыть свое дело. Все такие государственные ссуды не облагались налогом. Ремонт частных собственностей и мельниц производилось за счет государство, в то время как зерно перемалывалось бесплатно в государственных мельницах. Все это свидетельствует об экономическом процветании государства Карматов, которое также разрешало финансирование больших военных затрат ­и бесчисленное количество совершения набегов и военные действия на других земель.


Библиография


Анти-Исмаилитский трактат Б. Ризама был потерян, но использовался экстенсивно sharifinfo-icon-ом Абул Хусайн Мухаммад б. ‘Али, известный как Аху Мухсин, в другой анти-Исмаилитской книге, непосредственно потерянной, хотя существенные ценные части в течение ранней истории движения Карматов были зафиксированы в VI книге Б.а ал- Давдари; книга XXV Nuwayri; и книге I. Maqrizi, Itti‘az, (см. ниже). Akhbar al-Qaramita содержит экстракты из книг Thabit b. Sinan’s Tarikh akhbar al-Qaramita, Ibn al-‘Adim Boghyat al-talab, Maqrizi al-Muqaffa, и другие.


Primary sources:



Abu Ya‘qub Sijistani, Ithbat al-­nubuwat, ed. ‘A. Tamir, Beirut, 1966.


— — Kitab al-iftikhar, ed. M. Ghalib, Damascus, 1980.


Akhbar al­-Qaramita, ed. S. Zakkar, 2nd ed., Beirut, 1982.


Yahya b. Sa‘id Antaki, ed. and tr. I. Kratchkovsky and V. Vasiliev, Histoire, in Patrologia Orientalis, 23, 1932.


‘Arib b. Sa‘d Qortobi, Silat ta’rikh al-Tabari, ed. M. J. de Goeje, Leiden, 1897.


Muhammad b. Hasan Daylami, Bayan madhab al-Batiniya, ed. R. Strothmann, Istan­bul, 1939.


Ibn al-Dawadari, Kanz al-dorar VI, ed. S. Munajjid, Cairo, 1961, pp. 6ff., 17-21, 44-156.


Ibn Malik (Muhammad b. Malik Yemeni), Kashf asrar al-Batiniya wa akhbar al-Qaramita, ed. M. Z.


Kaw­thari, Cairo, 1939 (also in Akhbar al-Qaramita, pp. 201­-51).


Ibn al-Nadim, Fehrest, ed. Flugel, I, pp. 186-90; ed. Tajaddod, 2nd ed., pp. 238-41.


Ibn al-Qalanesi, Dayl Ta’rikh Demashq, ed. H. F. Amedroz, Leiden, 1908.


Idris ‘Imad al-Din, ‘Uyun al-akhbar IV, ed. M. Ghalib, Beirut, 1973.


‘Abd al-Jabbar Hamadani, Tathbit dala’il al-nubuwa, ed. ‘A. Uthman, Beirut, 1966, pp. 129-30, 342, 378-81, 386-99, 594-614.


Ja‘far b. Mansur Yemen, Kitab al-kashf, ed. R. Strothmann, London, etc., 1952.


— — Sara’er wa asrar al-notaqa’, ed. M. Ghalib, Beirut, 1984.


Hamid al-Din Kirmani, al-Aqwal al-dhahabiyya, ed. S. Sawi, Tehran, 1356 Sh./1977.


— — Kitab al-riyad, ed. ‘A. Tamer, Beirut, 1960.


Ahmad b. ‘Ali Maqrizi, Itte‘az al-hunafa’ I, ed., J. Shayyal, Cairo, 1967, pp. 22-29, 151-202.


Nasir Khusraw, Khan al-ikhwan, ed. Y. Kashshab, Cairo, 1359/1940; ed. ‘A. Qawim, Tehran, 1338 Sh./1959.


— — Safar-nama, ed. M. Dabirsiaqi, 5th ed., Teh­ran, 1356 Sh./1977, pp. 147-52; tr. W. M. Thackston, Jr. Nasir Khusraw’s Book of Travels, Albany, N. Y., 1986, pp. 86-90.


— — Zad al-musafirin, ed. M. Badl al-Rahman, Berlin, 1341/1923.


Nizam al-Mulk, Siar al-muluk, ed. H. Darke, 2nd ed., Tehran, 1347 Sh./1968.


Ahmad b. Ibrahim Nishaburi, Estitar al-imaminfo-icon, ed. W. Ivanow, in Bulletin of the Faculty of Arts. University of Egypt 4, 1936, pp. 93­-107 (also in Akhbar al-Qaramita, pp. 111-32).


Nu‘man b. Muhammad, Iftetah al-da‘wainfo-icon, ed. W. Qadiinfo-icon, Beirut, 1970.


— — al-Risala al-mudheba, in ‘A. Tamer, ed., Khams rasa’il ismailiya, Salamiyyainfo-icon, 1956, pp. 27-87.


Ahmad b. ‘Abd al-Wahhab Nuwayri, Nehayat al-­arab XXV, ed. M. J. ‘A. al-Hini et al., Cairo, 1984, pp. 187-317; partial Fr. tr. in S. de Sacy, Exposé de la religion des Druzes, Paris, 1838, I,


introd., pp. 74-238, 438ff.


Sa‘d b. ‘Abd-Allah Qummi, Kitab al­-maqalat wa‘l-firaq, ed. M. J. Maskur, Tehran, 1963.


Studies:



C. van Arendonk, tr. J. Ryckmans, Les débuts de l’Imamatinfo-icon Zaidite au Yemen, Leiden, 1960.


F. de Blois, “The Abu Sa‘idis or So-Called Qarma­tians of Bahrayn,” Proceedings of the 19th Seminar of Arabian Studies 16, 1986, pp. 13-21.


H. Bowen, The Life and times of ‘Ali Ibn ‘Isa, Cambridge, 1928.



H. Corbin, Cyclical Time and Ismaili Gnosis, London, 1983.


F. Daftary, The Ismailis. Their History and Doctrines, Cambridge, 1989.


M. J. de Goeje, Memoire sur les Carmathes du Bahrain et les Fati­mides, 2nd ed., Leiden, 1886 (still valuable for the history of the Carmatian state in Bahrain).


— —“La fin de l’empire des Carmathes du Bahrain”, JA, 9th ser., Sh, 1895, pp. 5-30.


S. Guyard, ed., “Fragments relatifs à la doctrine des Ismaélis,” Notices et extraits des manuscrits 22, 1874, pp. 177-428.



H. Halm, Kosmologie and Heilslehre der fruhen Ismailiya, Wiesbaden, 1978. “Die Sohne Zikrawaihs and das erste fatimidische Kalifat (290/903),” Die Welt des Orients 10, 1979, pp. 30-53.


— — “Die Sirat Ibn Haushab. Die Ismailitische da‘wa in Jemen and die Fatimiden”, Die Welt des Orients 12, 1981, pp. 108-­35.


A. Hamdani and F. de Blois, “A Re-Examination of al-Mahdiinfo-icon’s Letter to the Yemenites on the Gene­alogy of the Fatimid Caliphs,” JRAS, 1983, pp. 173­-207.


H. F. Hamdani, On the Genealogy of Fatimid Caliphs, Cairo, 1958.


H. E. Hasan and T. A. Sharaf, ‘Ubayd-Allah al-Mahdi, Cairo, 1947.


— —al-Mu‘iz le-Dininfo-icon-Allah, 2nd ed., Cairo, 1963.


W. Ivanow. “Ismai­lis and Qarmatians,” JBBRAS, N.S. 16, 1940, pp. 43-85.


— —Ismaili Tradition Concerning the Rise of the Fatimidsinfo-icon, London, etc., 1942.


— —The Al­leged Founder of Ismailism, Bombay, 1946.


— —ed., Collectanea T, Leiden, 1948.


— —Studies in Early Persian Ismailism, 2nd ed., Bombay, 1955.


H. C. Kay, Yaman. Its Early Mediaeval History, London, 1892.


B. Lewis, The Origins of Ismailism, Cambridge, 1940.



W. Madelung, “Fatimiden und Bahrainqar­maten,” Der Islam 34, 1959, pp. 34-88 (the best modern survey of the sources on the Carmatian Fatimid relations).


— —“Das Imamat in der frühen ismailitischen Lehre,” Der Islam 37, 1961, pp. 43-135.


— —“Abu Ishaq al-Sabi on the Alidsinfo-icon of Tabaristan and Gilan,” JNES 26, 1967, pp. 52-57.


— —“Kar­mati,” in EI2 IV, 1978, pp. 660-65.


— —“Abu Sa‘id Jannabi,” in EIr. I/4, 1983, pp. 380-81.


— — Reli­gious Trends in Early Islamic Iran, Albany, N.Y., 1988, pp. 93-102.


L. Massignon, La passion d’al­-Hosayn Ibn Mansour al-Hallaj, martyr mystique de l’Islam, Paris, 1922.


— —“Karmatians,” in EI1 II, 1927, pp. 767-72.


G. T. Scanlon, “Leadership in the Qarmatian State,” Bulletin de l’Institut français d’archéologie orientale du Caire 59, 1960, pp. 29-48.


S. M. Stern, “Heterodox Ismailism at the Time of al­-Mu‘izz,” BSOAS 17, 1955, pp. 10-33.


— —, “The Early Ismaili Missionaries in North-West Persia and in Khurasaninfo-icon and Transoxaniainfo-icon,” BSOAS 23, 1960, pp. 56-90.


— — “Ismailis and Qarmatians,” in L’élaboration de l’Islam, Paris, 1961, pp. 99-108.


— —Studies in Early Ismailism, Jerusalem and Leiden, 1983 (esp. “The Book of the Highest Initiation and Other Anti-Ismaili Travesties,” pp. 56­-83).


T. al-Waliinfo-icon, al-Qarameta, Beirut, 1981.


Zahed ‘Ali, Hamare Isma‘ili madhhabinfo-icon ki haqiqat awr us ka nizam, Hyderabad, 1373/1954.